Томмазо МАЭСТРЕЛЛИ (1922-1976)

Тренировал: «Бари» (1963-64), «Реджину» (1964-65), «Фоджу» (1968-71), «Лацио» (1971-75). Чемпион Италии (1974)

Современному любителю футбола, если он не житель римских окраин, предпочитающий «орла» «волчице», а небесно-голубой кроваво-золотому, фамилия Маэстрелли может ничего не сказать. Обладатель ее не славил в веках «скуадру адзурру», не выигрывал европейские кубковые турниры и даже не работал ни в одном настоящем суперклубе. Однако своеобразие вклада Маэстрелли в итальянский футбол не позволяет обойти его фигуру стороной.

Южанин Томмазо Маэстрелли был типичным представителем культуры неореализма, феномена, захлестнувшего Италию в 50-е годы, когда в стране вовсю шел процесс индустриализации и урбанизации, а властителями дум были Пазолини и Феллини, Моравиа и Кальвино. Маэстрелли, обратившись к тренерской деятельности, не столько стремился выиграть какие-то трофеи или «обкатать» тактические варианты, сколько хотел воплотить в жизнь идеалы своей юности.

Начав карьеру на бедном Юге, он довольно быстро добился успеха: все команды, с которыми он работал, делали шаг вперед. Уже тогда стало проявляться уникальное умение Маэстрелли создавать коллектив и выстраивать отношения с футболистами на основе взаимного доверия. Но, конечно, настоящую известность Маэстрелли приобрел, перейдя в римский «Лацио», команду городской бедноты и жителей окрестностей вечного города.

Именно в небогатом, несмотря на столичный статус, Риме произошло рождение новой силы в кальчо. Маэстрелли принес в футбол философию, во главу угла которой ставил символы и цвета римских клубов «Рома» и «Лацио». Ему удалось создать в «Лацио» уникальную гармонию между игроками, тренерским составом и болельщиками. Фрусталуппи, Ре Чекконе, Вилсон, Мартини, Нанни, Петрелли, Одди - все эти игроки приобрели известность именно под руководством Маэстрелли. Но главной звездой того «Лацио» был, вне всякого сомнения, Джорджо Киналья, по прозвищу «Long John» (его карьера началась в Уэльсе), великолепный бомбардир и - что Маэстрелли ценил не меньше - настоящий «душа компании». Ставка на клубный патриотизм, энтузиазм и чувство локтя оказалась не такой уж наивной. По крайней мере столичный клуб резко рванул вверх в турнирной таблице и оставался в лидирующей группе все время, пока у руля был Маэстрелли.

Игра «Лацио» стала одним из главных событий не слишком урожайных для футбольной Италии 70-х годов. В 1974 команда выиграла скудетто, чего «Лацио» не удавалось даже в славные 30-е, когда главным болельщиком клуба был Бенито Муссолини. Победа романтического «Лацио» Маэстрели в самом циничном и схематизированном европейском чемпионате существенно повлияла на тенденции, которым суждено было определить лицо итальянского футбола в будущем. Каттеначчо в 70-е нуждался в свежих идеях, и Маэстрелли стал одним из тех, кто наметил пути выхода из кризиса. Причем, он едва ли не первым из итальянских тренеров убедительно доказал, что футбол нельзя сводить исключительно к хитросплетениям тактических теорий и что крен в сторону теоретической работы столь же губителен для команды, как и полное ее отсутствие.

Но «римская сказка» длилась недолго. Беда пришла откуда не ждали: в 1975 году у Маэстрелли была обнаружена раковая опухоль. А 2 декабря 1976 года он скончался. Смерть Маэстрелли стала потрясением и для игроков команды, которым он был практически отцом, и для многочисленных болельщиков «Лацио», видевших в нем не только выдающегося специалиста, но и просто «своего парня».

Уход Маэстрелли имел для «Лацио» тяжелые последстия. Команда, созданная великим маэстро, в отсутствии объединяющего центра быстро распалась, и уже вскоре «небесно-голубые» стали бороться за выживание в серии А. Не сложилась футбольная судьба у Джорджо Кинальи, который после смерти Маэстрелли не захотел работать ни с одним другим тренером Италии и в 1976 в расцвете сил покинул Апеннины, чтобы провести оставшуюся часть карьеры в «опереточной» лиге США.