Мигель Анхель ЛОТИНА (1957)

Тренеровал: «Логроньес В» (1990-93), «Логроньес» (1992-93, 96-97), «Нумансию» (1993-96, 98-99), «Бадахос» (1997-98), «Осасуну» (1999-02), «Сельту» (2002-04), «Эспаньол» (2004-?)

Мигель Лотина - полная противоположность Виктору Фернандесу («»). Его тренерские методы - здоровая прививка кальчо испанскому чемпионату. Речь идет не о том вульгарном каттеначчо, что уже и в самой Италии исповедуют лишь бесцветные середняки и аутсайдеры, а о принципах ведения игры, при которых на первое место выходит задача не пропустить. Желание превзойти обороной атаку - вот основа итальянского футбольного мировоззрения. Это вовсе не значит, что итальянские клубы не умеют играть в атакующий футбол: крупные счета в матчах серии А не так уж и редки. Но всю наступательную мощь команды с Апеннин используют или против заведомо слабого соперника, или - при необходимости отыгрываться.

Лотина начинал карьеру в тех клубах, которые волею несчастливой судьбы (плохое финансирование, малое количество болельщиков, отсутствие солидной истории) влачили жалкое существование и не могли позволить себе красивый, зрелищный, атакующий футбол. И (ныне приказавший долго жить) «Логроньес», и чуть позже «Нумансия» играли исключительно вторым номером. Но в Испании играть в такой манере до недавнего времени было чистым самоубийством. Дело не только в сильной атакующей составляющей футбола по-испански, но и в оборотной стороне этого феномена - чрезвычайно слабой, тактически недоразвитой обороне. Такая диспропорция между обороной и атакой приводила к колоссальному неравенству в испанском футболе. Ведь не секрет, что построенная оборона - едва ли не единственное и очень эффективное средство, которое скромный клуб может противопоставить гранду (само итальянское каттеначчо появилось в 50-х годах, в первую очередь, как средство противодействия небогатых команд суперклубам, блиставшим созвездием исполнителей).

Молодой тренер Лотина оказался одним из первых специалистов Испании, кто отважился взглянуть на проблемы построения оборонц по-новому, то есть более конструктивно. Он сразу отошел от старых испанских принципов обороны, которые, огрубляя, можно свести к тому, что крепкого телосложения защитники бестолково слонялись в районе собственной штрафной, калеча все, что движется в форме противника. Испанские защитные построения нового типа Лотина начал кроить по итальянским лекалам. Особое внимание игроков обращалось на саму оборонительную философию футбола, которая, по мнению тренера, заключалась в том, чтобы каждый полевой игрок (включая нападающих) занимал свое место в защитном построении команды. Так, например, в «Сельте» острый форвард Саво Милошевич при «стандартах» соперника выполнял роль стоппера в собственной штрафной.

Карьера Лотины развивалась, может быть, не слишком ярко, зато поступательно. В сезоне 2001/02 он спас от вылета из Примеры «Осасуну», и на следующий год принял заманчивое предложение от «Сельты». Многих волновал вопрос: как поборник оборонительного футбола справится с самой романтичной командой чемпионата? Справился, что называется, «на отлично», сделав то, что команде не удавалось на протяжении пяти предыдущих романтических сезонов. Речь идет о попадании в Лигу Чемпионов. Да, скептики отмечали, что игра галисийцев при Лотине поблекла, но, с другой стороны, тренеру хватило вкуса найти разумный компромисс между характером игры «Сельты» и собственными тактическими воззрениями. В первую очередь Лотина научил команду обороняться, причем первым эшелоном его защитных построений служила линия хавбеков, которая при Фернандесе обычно занималась чистым творчеством. В плане организации атак Лотина не стал искать «от добра добра» и оставил все, как было до него: неторопливый, но техничный розыгрыш мяча через Мостового. Тренер справедливо посчитал, что в случае «Сельты» нехарактерная для оборонительного построения позиционная атака с высокой культурой паса может быть эффективнее быстрых контрвыпадов. Из-за того, что полузащитники были нагружены оборонительной работой, у командной игры исчез былой блеск, зато появилась надежность и стабильность, которые позволили «Сельте» взять четвертое место в сезоне 2002/03 и принять старт в Лиге Чемпионов.

Фигура Мигеля Анхеля Лотины позволяет нам несколько по-новому взглянуть на отдельные процессы современного футбола, например, на недавние поразительные успехи испанских клубов в еврокубках. Испанский футбол последних пяти-семи лет очень здорово прибавил именно в таком дефицитном для себя компоненте, как построение обороны, не потеряв и в футболе атакующем. Это привело к появлению некой гармонии, заключающейся в отсутствии явно слабых мест. Испания два сезона почти безраздельно властвовала в европейском футболе не потому, что испанский футбол изначально сильнее итальянского или немецкого, а потому, что испанцам раньше остальных удалось перенять сильные качества других футбольных культур. Элементы итальянской обороны, немецкой боевитости, английской игры головой в испанских клубах пришлись ко двору. Конечно, эти качества присущи футбольным чемпионатам тех стран, с которыми они ассоциируются, куда в большей степени, чем Испании, но и в Примере они перестали выглядеть экзотикой. Грубо говоря, с 1999 по 2001 год итальянцы проигрывали испанцам потому, что не могли компенсировать превосходство последних в атаке своим традиционным преимуществом в обороне.

Надо думать, что будущее футбола - не в гегемонии одного из чемпионатов, а в постепенном слиянии всех значительных национальных футбольных школ. Тренерская деятельность Лотины как раз и является примером здорового «тактического космополитизма», перспективность которого сложно переоценить. Нынешняя и пока в высшей степени успешная работа с «Эспаньолом» (под его руководством второй клуб Барселоны закончил сезон 04/05 в зоне кубка УЕФА) подтверждает эффективность и универсальность тактических воззрений Мигеля Анхеля Лотины.