Маринус Хендрикус Якобе МИХЕЛС (1928-2005)

Тренировал: «Аякс» (1965-7), 75-76) - КЕЧ 1971, ФКЕЧ 1969, «Барселону» (Испания) (1971-75, 76-78), сб. Голландии (1974, 84-86 - тех. директор, 86-88, 90-92), «Лос Анджелес Ацтеке» (США) (1979-80), «Кёльн» (ФРГ) (1980-84), «Байер» Леверкузен (ФРГ) (1988-89). Чемпион Европы (1988), вице-чемпион мира (1974), 4-кратный чемпион Голландии (1966-68, 70), чемпион Испании (1974)

В каждой сфере применения человеческих способностей рано или поздно наступает момент прорыва, появления чего-то нового, что радикально меняет представления о предмете. Так, например, в живописи таким прорывом стало открытие законов перспективы, в физике - работы Ньютона, в военном деле - изобретение огнестрельного оружия.

Явлением, обозначившим принципиально новую веху в истории игры, стал «тотальный футбол», феномен, прочно ассоциирующийся с именем голландского тренера Ринуса Михелса, наставника, рядом с котором по значимости для развития тактики можно поставить разве что аргентинского «оборонщика» Эленио Эрреру. Михелс не просто создал новую тактику, он стал творцом новой футбольной философии, философии командной игры, которая вкупе с оборонительной культурой «от Эрреры» является основой современного понимания футбола.

«Голландский интеллектуал», конечно, был не первым, кто задумывался о приоритете командного над индивидуальным. Скажем, Хельмут Шен работал со сборной ФРГ в этом направлении еще в 60-е годы, да и в самой Голландии примерно в то же время, что и Михелс идеи коллективного футбола в «Гааге» и «Фейеноорде» развивал австриец Эрнст Хаппель. Однако ни один из этих специалистов не сформулировал идею футбола, которому история дала название «тотальный», так наглядно, как Ринус Михелс, никто, кроме него, не сумел так резко порвать с многолетней традицией и построить команду, ставшую настоящим вызовом существовавшим игровым системам, команду дерзкую, гармоничную и, возможно, самую любимую болельщиками во всем мире.

Говорить об истоках тотального футбола сложно, ведь он в отличие от других игровых тактик не является схемой в чистом виде. Как в цифровом варианте выразить командное движение, которое в тактике Михелса играло первостепенную роль? Тем не менее можно выделить несколько аспектов, которые предопределили специфику нового направления в футболе. Постепенная эволюция схем от 4-2-4 к 4-3-3, и, наконец, к прижившийся в Европе 4-4-2 отводила все большую и большую роль полузащите, то есть основой командного построения становилось не нападение, как было, допустим, в мадридском «Реале» 50-х или сборной Бразилии 60-х, а созидательная направленность средней линии.

Таким образом, уже в 1966 году в схеме Альфа Рамсея 4-4-2 присутствовал зародыш «тотального футбола». Кроме того, еще в 50 - 60-е годы были игроки, которым удалось существенно опередить время, демонстрируя совершенно не свойственный той консервативной эпохе универсализм. Это и плеймейкер «Интера» Луис Суарес, одинаково эффективный и как распасовщик и как забивной хав, и результативный диспетчер сборной Бразилии Диди, и, конечно же, первый «тотальный футболист» - Альфредо Ди Стефано.

Нельзя также сбрасывать со счетов и появившуюся в 1963 году новую силу - немецкую бундеслигу (до этого года первенство Германии разыгрывалось по кубковой системе). Немцы вывели на европейскую авансцену новые принципы ведения игры, главными из которых стали коллективизм и физическая подготовка.

От Михелса в «Аяксе» больших достижений никто не ждал, а уж тем более не требовал. Феномен Михелса - это тот редкий случай, когда отсутствие богатой истории и традиций сыграло на руку тренеру: Нидерланды в 60-е годы - страна абсолютно свободная от каких-либо тактический догм, поэтому творчество великого голландца не было загнано в жесткие рамки преемственности эпох и школ.

Итак, в 1965 году в «стране тюльпанов» произошло событие огромного значения для развития футбола. Амстердамский «Аякс» возглавил молодой тренер Ринус Михелс. Он сразу проявил себя человеком с уникальными аналитическими способностями, образованным и амбициозным. В нем уживались обширные познания по истории тактики и полное отсутствие преклонения перед «авторитетами», эту историю сотворившими, что, кстати, не парадокс, а скорее закономерность. Но и гений, особенно футбольный, не всегда - друг парадоксов. Бывают нужны еще некоторые качества, например, дерзость. Только очень дерзкий и уверенный в себе человек мог задаться целью превратить заштатный по европейским меркам амстердамский «Аякс» в лучший клуб континента.

Поначалу работа Михелса недостижимостью конечной цели напоминала раскопки Шлиманом Трои. Однако, как и великому дилетанту-археологу, Михелсу сопутствовал успех: уже в 1966 году «Аяксу» покорилось голландское первенство. Но этот успех был лишь началом большого пути.

Молодой тренер отдавал себе отчет в том, что для побед в Европе необходимо придумать нечто особенное, ведь «Аякс» не обладал возможностями для покупки выдающихся футболистов. Выход был найден в применении новых принципов подготовки игроков, во многом позаимствованных в немецком футболе и основанных на больших тренировочных нагрузках, которые развивали выносливость и скорость. Ну и главное - новаторские тактические идеи.

Тактика Михелса (которая эволюционировала, постепенно приближаясь к эталонному «тотальному футболу»), заключалась в следующем: игроки выстраивались тремя ломаными линиями (примерно в соответствии со схемой 4-3-3), но во время матча команда теряла четкое построение за счет постоянного перемещения всех игроков. Универсальность, взаимозаменяемость, неожиданные подключения защитников в нападение и отход форвардов в оборону, прессинг по всему полю в случае потери мяча и атака широким фронтом с использованием всех игроков команды - вот отличительные черты новой тактики.

Кроме того, большое значение Михелс придавал так называемой «игровой аритмии» (этот принцип в советском футболе блестяще воплощал в жизнь Валерий Лобановский, которая заключалась в постоянной смене темпа ведения игры. Например, команда могла неторопливо разыгрывать мяч в центре поля, но затем внезапно шла акцентированная обостряющая передача - и игроки атакующий линии резко включали скорости, обескураживая тем самым соперника, и врывались в свободные зоны.

Михелс буквально взращивал великую команду, но даже в «недозрелом» состоянии «Аякс» уверенно захватил лидерство в голландском футболе, трижды подряд выиграв национальный чемпионат. В том «Аяксе» уже были игроки, имена которых спустя несколько лет будоражили слух футбольных болельщиков во всем мире. Это Пит Кейзер, Вим Сурбиер, Барри Хулсхофф и, конечно, великий Иохан Круифф, игрок, ставший козырным тузом в колоде Ринуса Михелса.

Круифф словно олицетворял собой новую тактику: он был игроком фактически без слабых мест. Его отличала уникальная техника, помноженная на гроссмейстерские передачи, потрясающее чувство игрового ритма и оригинальный «рваный» темп бега. Даже по прошествии времени не смолкают споры о том, к какому амплуа следует отнести Круиффа: одни считает его нападающим, другие - атакующим хавом, третьи - плеймейкером. И все по-своему правы, ведь сама философия тотального футбола требовала от футболистов в первую очередь универсализма, и Круифф как самый яркий представитель этого направления не мог не быть игроком максимально разносторонним.

Говоря о игровом подъеме «Аякса» в конце 60-х, нельзя сбрасывать со счетов еще один важный фактор - фактор конкуренции с роттердамским «Фейеноордом», который возглавил еще один тренер новой волны - Эрнст Хаппель. «Фейенооорд» в 1969 году прервал гегемонию «Аякса» в чемпионатах Голландии, а в сезоне 69/70 добился невиданного успеха, впервые привезя в Голландию Кубок чемпионов (роттердамцы в финале обыграли шотландский «Селтик» 2-1).

Справедливости ради надо сказать, что за сезон до «роттердамского» триумфа «Аякс» уже заявил о себе в Европе, дойдя до финала Кубка чемпионов. Но в том финале новаторские идеи Михелса разбились (0-3) о стену классического «каттеначчо» «Милана» Нерео Рокко. Два чувствительных удара 1969 года (в чемпионате от «Фейенорда» и в Европе от «Милана») не заставили Михелса отказаться от выбранного пути, но существенно повлияли на дальнейшее развитие амстердамского клуба. Михелс решился на перекройку состава. Игроков, воспитанных в старой футбольной традиции, он стал активно заменять футболистами молодыми, в большинстве своем воспитанными в рамках собственной игровой системы, которая требовала от них особой выносливости, универсализма и высокой скорости мышления.

Так вокруг Круиффа сформировалась по сути дела новая команда, в которой ключевую роль стали играть признанные звезды 70-х годов: защитник Рууд Крол, известный своими неожиданными вылазками в атаку и пушечным ударом, Ари Хаан - полузащитник, одинаково убедительный и в созидании и в разрушении, Иохан Неескенс, атакующий полузащитник, тяготевший к правому краю, любимый партнер Круиффа, а также Геррит Мюрен, выглядевший в этой великолепной компании может быть не слишком ярко, но выполнявший важную функцию на левом фланге полузащиты. Игра этой команды, возможно, и не была еще идеальной реализацией идей «тотального футбола» (специалисты считают, что лучшую свою игру «Аякс» стал показывать вскоре после ухода Ринуса Михелса при румынском специалисте Стефане Коваче), но и в 1970-71-м годах «Аякс» уже был командой планетарного масштаба.

В 1970 году «Аякс» вернул себе чемпионский титул в Голландии, а на следующий год выиграл главный европейский трофей. В том розыгрыше Кубка чемпионов принципы универсализации, проповедуемые Михелсом, в полной мере показали свою эффективность: по дороге к финалу амстердамцы последовательно расправились с представителями авторитетных британской и испанской футбольных школ - «Селтиком» (3-0, 0-1) и «Атлетико» (0-1, 3-0). Причем оба именитых клуба на амстердамском стадионе «Де Меер» были буквально обескуражены постоянными перемещениями и сменами позиций голландских футболистов. Финальная же игра против «Панатинаикоса» не представляла для «Аякса» особой сложности. 2-0 - и Кубок чемпионов переезжает из Роттердама в Амстердам, чтобы задержаться там на три года.

Пожалуй, именно этот сезон следует назвать переломным для восприятия «тотального футбола» Европой. До начала 70-х идеи Михелса, хотя и вызывали интерес у специалистов, отношение к тренеру из нефутбольной Голландии имело налет легкого пренебрежения. Но после первой победы «Аякса» в Кубке чемпионов стало очевидно, что в европейском футболе произошла масштабная перегруппировка сил, в результате которой традиционные лидеры - Италия и Испания оказались на обочине тенденций времени, блиставшая в 60-е Англия, тоже стала уходить в тень, в то время как на первые роли выдвинулись ФРГ и Голландия. А тренеры новой волны (Михелс, Хаппель, Вайсвайлер, Шен) превратились из эксцентричных новаторов в создателей новой игровой философии.

После еврокубкового триумфа «Аякса» Ринус Михелс получает от всегда готовой к эксперименту «Барселоны» предложение, которое тренер, уставший от постоянных раздоров в амстердамском клубе, не задумываясь принял. В городе Гауди Михелс положил начало настоящей «голландо-мании», которая имеет место в «Барсе» и сейчас. А основной вклад Михелса в каталонский футбол следует оценивать не столько в материальном эквиваленте (хотя и успехи были достигнуты: в 1974 году «Барса» выиграла чемпионат, а в 1978 - Кубок Испании), сколько в плане концептуально-эстетическом. Игровая философия голландского наставника совпадала со взглядами на игры каталонской торсиды, которая не принимала другого футбола, кроме скоростного и атакующего. Сложившаяся в этот период времени созидательная тройка Круифф-Неескенс-Рексач до сих пор считается одним из лучших игровых сочетаний в истории «Барсы».

В марте 1974 года Михелс открыл, наверное, самый успешный и яркий, хоть и очень краткий, период своей карьеры. Речь идет о его первом приходе в сборную Голландии перед чемпионатом мира в ФРГ. Этот турнир - веха в развитии мирового футбола. Именно на германском мундиале «тотальный футбол» во весь голос заявил о себе, да так, что заставил замолчать все остальные стили и направления.

Михелс решил опереться на игроков, прошедших его школу в амстердамском суперклубе. Однако не следует называть «Аякс» однозначно базовым клубом сборной. К этому моменту он несколько ослаб, его лидер Круифф уже играл в «Барселоне», да и многие другие заметные игроки голландской сборной представляли иные клубы. Так Ван Ханегем, Рисберген и Янсен представляли «Фейеноорд», а один из лидеров атаки «оранжевых» - Роб Ренсенбринк выступал за бельгийский «Андерлехт». Так или иначе, перед Кубком мира в распоряжении Ринуса Михелса находилась команда, состоявшая из настоящих звезд, отличительной чертой которых было то, что все они засветились уже в условиях новой футбольной культуры, одним из вдохновителей которой был сам Ринус Михелс.

Буквально с первых матчей турнира сборная Голландии привлекла к себе внимание: сочетание высокой техники с невиданным доселе уровнем командной игры, фактический отказ от ярко выраженной специализации на поле без ущерба для индивидуальных действий игрока - эти новации Михелса произвели в ФРГ настоящий фурор. Голландия без проблем прошла первый и второй групповые этапы (во втором подопечные Михелса одержали победы над ГДР 2-0, Аргентиной 4-0 и тогдашним чемпионом мира Бразилией 2-0) и вышла в финал на хозяев - футболистов ФРГ, которые, как и голландцы, были представителями новой футбольной философии. Но немцы Хельмута Шена были пожестче и несколько более консервативны (четче выделялись игровые специализации). За сборную Голландии 7 июля 1974 года болел, без преувеличения, весь мир. Голландцы, дабы не разрушать романтический образ, который по законам жанра должен венчаться трагедией, проиграли 1-2, но финал этот потом стали называть величайшим за всю долгую историю Кубка мира.

Конечно, сборные ФРГ и Польши тоже имеют прямое отношение к успехам тотального футбола, однако на эмоционально-ассоциативном уровне это явление связано именно с Голландией. Команда Михелса пристрастила к футболу миллионы «нейтральных» до того людей. Его сборная продемонстрировала совершенно новый футбол, футбол, который сыграл в истории двадцатого века роль сравнимую с сексуальной революцией и рок-движением. Популярность голландских игроков вышла за границы мира болельщиков: в середине 70-х в моду вошел оранжевый цвет и длинные волосы с баками «а-ля Неескенс».

Естественно, что после столь яркого выступления Голландии на чемпионате мира, Михелс из известного специалиста-новатора превратился в настоящего «гуру» тотального футбола, в самую культовую фигуру тренерского мира и лет десять (с середины 70-х до середины 80-х) упивался славой: выступал с лекциями, давал интервью, являясь при этом самым востребованным наставником в мире. Только вот клубы, в которых он работал в этот период (речь идет о втором пришествии в «Аякс» и «Барселону», а также о пребывании у руля «Кёльна» и «Лос Анджелес Ацтеке»), хотя и показывали весьма качественную и эффектную игру, особых успехов не добивались и к лидерам мирового клубного футбола могли быть отнесены с известной натяжкой.

К середине 80-х стало казаться, что тренерская звезда Михелса закатывается: в то время как тренеры новой волны (Мишель Идальго, Юпп Дерваль, Боб Пейсли, Энцо Беардзот) брали все новые и новые вершины, Михелс работал с весьма крепким и интересным, но отнюдь не великим германским «Кёльном», не находившимся все-таки в эпицентре главных событий мирового футбола.

Ключевым моментом для Михелса стало его возвращение в сборную Голландии, в качестве сначала спортивного директора, а с 1986 - главного тренера. Именно в этот период работы со сборной Михелс проявил великолепное чутье на изменения, произошедшие в футболе, что в целом не характерно для великих тактиков, имеющих тенденцию зацикливаться на своих игровых принципах.

Создавая новую сборную, Михелс понял, что идеи тотального футбола нуждаются в адаптации к игровым реалиям конца 80-х. Скорость, мощь, тактическая выучка - вот три кита, на которых Михелс построил подготовку команды к Кубку Европы 1988 года. И не просчитался: в той сборной чувствовалась преемственность по отношению к команде Круиффа и Неескенса. Прекрасно сыгранные исполнители высочайшего класса Ван Бастен, Гуллит, Райкаард, Куман, Ван Тиггилен порой показывали настоящие спектакли страстного, атакующего командного футбола. Игра голландцев на Евро-88 была исключительно сбалансирована и универсализирована. Но Голландия 1988 года была жестче, атлетичнее, и, наверное, целеустремленнее. Команда добыла золотые медали и произвела сильное впечатление, ее лидеры Ван Бастен, Гуллит, Райкаард и Куман были признаны лучшими игроками турнира, а сам Ринус Михелс вновь появился на первых полосах спортивных изданий в качестве триумфатора.

В 1990 году Михелс - опять у руля голландской команды, которую готовит к шведскому чемпионату Европы 1992 года. Этот турнир, поставивший точку в блистательной тренерской карьере Ринуса Михелса, трудно оценить однозначно. С одной стороны, команда не смогла пробиться в финал, уступив в полуфинале датчанам, а с другой - по качеству игры голландцы явно превосходили всех остальных участников континентального Кубка. Кроме того, именно при Михелсе в основу сборной пробился Деннис Бергкамп, ставший лидером «оранжевых» в 90-е годы.

Он был великим тактиком. Но не это главное. Ринус Михелс - больше, чем тренер, его легендарность вышла за чисто футбольные рамки. Ему, как никому другому, удалось выразить сущность эпохи 70-х годов, эпохи, наполненной внутренним напряжением и неисчерпаемым романтизмом. Михелс выразил эпоху средствами футбола, чем поднял саму игру на уровень искусства и политики. В игре голландцев Михелса видели не просто спортивное действо: игра той сборной была метафорической реализацией самых сокровенных мыслей и тайных мечтаний человечества.