Йоханнес Хендрик КРУИФФ (1947)

Тренировал: «Роду» (технический директор) (1985), «Аякс» (1985 - технический директор, 1986-88) - КК 1987, ФКК 1988, «Барселону» (1988-96) - КК 1989, ФКК 1991, КЕЧ 1992, СК 1991, ФКЕЧ 1994. 4-кратный чемпион Испании (1991-94)

Один из величайших футболистов всех времен (по значению для развития мирового футбола с Круиффом в один ряд можно поставить разве что Пеле, Ди Стефано и Беккенбауэра), Йохан Круифф и на тренерском поприще добился выдающихся результатов, сумев и в новом качестве остаться звездой первой величины.

Тренерское творчество Круиффа (а он в любой своей деятельности ставил творческое начало на первое место) всегда носило предельно личностный, подчеркнуто субъективный характер. Почти индивидуалистическая «свобода действий» и полное нежелание подстраиваться под тенденции, имевшие место в 80 - 90-х были следствием совершенно особого положение Круиффа в европейском футболе. Ему удавалось оставаться приверженцем атакующего футбола, «рыцарем без страха и упрека» в период господства оборонительных схем и философии разрушения.

За свою тренерскую карьеру Круифф успел поработать лишь с двумя клубами, но зато с какими! Начинать тренерский путь в родном «Аяксе», а заканчивать в ставшей не менее родной «Барселоне», превратившись в обоих клубах в живую легенду - это ли не предел мечтаний любого наставника!

В «Аякс» Йохан Круифф пришел в 1985 году на должность технического директора, и почти сразу стал играть исключительную роль в амстердамской команде. Обладая неограниченным кредитом доверия и будучи боготворимым болельщиками и игроками, Круифф год спустя сменил Аада де Моса на посту главного тренера «Аякса». Круифф сразу же очертил свой тренерский идеал, который заключался в техничном, атакующем футболе, в игре с вдохновением и страстью.

«Аякс» сезона 86/87, хотя и не смог составить реальную конкуренцию «ПСВ Эйндховену» в борьбе за чемпионство, смотрелся ярко и убедительно. С лидеров команды Ван Бастена, Райкаарда, Воутерса будто бы сняли тормозные колодки, так вдохновенно и мощно они играли! В этот сезон «Аякс» выиграл Кубок кубков, а сам молодой специалист был признан лучшим тренером года. Второй сезон, который нередко оказывается фатальным для начинающих тренеров, Круиффу, несмотря на кадровые потери (команду покинули главные звезды Ван Бастен и Райкаард), вполне удался. В основной состав стали проходить Рихард Витчге, Арнольд Схолтон, Дани Блинд. Кроме того, о себе заявил лидер голландского футбола следующего поколения - тогда еще совсем юный Деннис Бергкамп. С этой командой Круифф вновь выиграл Кубок Голландии, и дошел до финала Кубка обладателей кубков.

В 1988 году 41-летнему наставнику поступило предложение из «Барселоны», которое он с радостью принял, и отправился уже по знакомому по карьере игрока маршруту из Амстердама в каталонский суперклуб. Так открылась самая значимая глава тренерской биографии Йохана Круиффа. Эту большую главу, можно условно разделить на три части: первая часть - с 1988 по 1990-й - «становление великой команды», с 1990 по 1994-й - «золотой век» круиф-фовской «Барсы» и, наконец, с 1994 по 1996 - упадок ее.

В самом начале своего пребывания в каталонском клубе Круифф столкнулся с необходимость существенного обновления состава, поскольку звезды «Барселоны» 80-х (Шустер, Линекер, Мигели, Карраско, Алеханко) выглядели уже несколько тяжеловато и нередко злоупотребляли индивидуальной игрой, но пользовались в клубе огромным авторитетом, и почти безграничной свободой. Молодой тренер сразу взял курс на постепенное выдавливание из состава влиятельных ветеранов и замену их игроками, пришедшими в клуб уже в период его работы. Расслабленным постоянной тренерской чехардой звездам Круифф сразу показал, кто есть кто: в 1989 году Мигели был отправлен на пенсию, Линикер продан, а Шустер покинул каталонский клуб еще за год да этого.

Тренеру хватило такта и здравого смысла, чтобы провести непростой процесс смены поколений без громких внутрикомандных конфликтов. В своем первом каталонском сезоне Круифф решил выжать все что можно из имевшихся в его распоряжении игроков, постепенно вливая в команду свежую кровь. Как бы то ни было, но победа в Кубке кубков 88/89 (в финале «Барса» со счетом 2-0 выиграла у «Сампдории») была обеспечена в первую очередь игроками докруиффовской эпохи. Эта победа имела разные последствия для этих игроков (Линикер вскоре покинул команду, Алеханко, Урбано и Роберто быстро отошли на второй план) и для молодого наставника, который благодаря ей получил негласное право на свободное тренерское творчество.

Несмотря на то, что сезон 89/90 принес каталонцам лишь Королевский кубок, он стал чрезвычайно важным для становления круиффовской «Барсы», в которой первые скрипки играли теперь новые люди: Бакеро, Бегиристайн, Салинас и - появившиеся непосредственно в том сезоне - Куман и Лаудруп. Эта команда была еще сыровата, но уже производила сильное впечатление. Креативный хав Бакеро с широчайшим диапазоном действий, взрывной, нацеленный на ворота Бегиристайн, напористый Салинас, элегантный Микаэль Лаудруп и один из сильнейших атакующих защитников в мировом футболе Рональд Куман составляли потенциально мощнейшее в Испании атакующее сочетание. Взлет произошел в следующем сезоне (90/91), когда состав команды пополнили правый защитник Феррер, совсем молодой, но очень перспективный плеймейкер Хосеп Гвардьола и болгарский форвард Христо Стоичков. В том сезоне «Барса» уверенно и ярко выиграла чемпионат, привезя ближайшему преследователю «Атлетико» на финише десять очков.

Игра «Барсы» стала настоящим откровением для болельщиков и специалистов: в эпоху господства итальянского футбола, а следовательно, и оборонительных схем, многие лишь говорили об атакующем футболе, но на практике Круифф оказался едва ли не единственным тренером (а на столь высоком уровне и единственным, поскольку звезда Арриго Сакки в «Милане» уже закатилась), отважившимся в него играть. «Барса» была просто вызовом своему времени, ведь вся стратегия командной игры была направлена на атаку. Круифф, даже подбирая защитников (в частности Кумана, Надаля, Феррера), больше обращал внимание на их атакующий потенциал, чем на собственно оборонительные умения. В «Барсе», при том, что команда располагала результативными форвардами (Стоичков, Салинас), не было ярко выраженного бомбардира - в самое большое в лиге число голов (74) вклад всех лидеров команды был практически равновесбм. Так, Стоичков забил 14 мячей, Бакеро -13, Салинас - 11, Лаудруп - 8, Куман и Бегиристайн - по 6. Ставка Круиффа на атакующий футбол в исполнении подобранных им игроков сработала на все сто.

После сезона 90/91, в котором «Барса» к национальному титулу присовокупила выход в финал Кубка кубков, стало ясно, что в европейском футболе грядут перемены, ибо появился клуб, явно способный «продавить» итальянские оборонительные схемы. На суперклуб Круиффа начали смотреть ни много ни мало как на спасителя искусства в футболе. Именно поэтому число людей, восхищавшихся «Барсой», во всем мире росло в геометрической прогрессии. Мало-помалу стал складываться образ Круиффа-тренера, который в сознании футбольной общественности уже не был продолжением его харизмы игрока, а имел собственные, новые черты. Его острые, небанальные высказывания в интервью и на пресс-конференциях моментально разлетались по всему миру, а неизменная дымящаяся сигарета и вовсе стала притчей во языцех.

Следующий сезон стал лучшим за все время работы Летучего Голландца в Каталонии. Команда окончательно созрела и вышла на новый, невиданный на тот момент не только в Испании, но и во всей Европе уровень игры. Полузащита «Барсы» являлась на начало 90-х эталоном созидательной мысли. Причем специфика круиффовской команды заключалась в том, что в ней не было однозначного лидера. Все игроки основы были великолепно «притерты» друг к другу, и практически каждый мог при случае повести за собой партнеров. Куман, Надаль и Феррер, возможно, и не были самыми надежными защитниками континента, но в плане подключений в атаку они не знали себе равных, а культура паса полузащитников - Гвардьолы, Бакеро, Амора, Лаудрупа и вовсе стала излюбленной темой для разговора футбольных гурманов. Это при том, что в атаке свирепствовал Христо Стоичков, один из лучших форвардов той эпохи.

В сезоне 91/92 «Барселона» выиграла практически все что можно (исключение составили лишь Королевский и Межконтинентальные кубки). К очередной победе в чемпионате команда Круиффа приобщила долгожданный Кубок европейских чемпионов (в финале матча, перешедшего в овертайм, «Барса» обыграла итальянскую «Сампдорию», благодаря голу Кумана со штрафного на 112 минуте) и Суперкубок Европы (в матчах за суперкубок был побежден бременский «Вердер» 1-1, 2-1). Такого триумфа Каталония не знала давно, а если быть совсем точным, то никогда. Круифф сумел сделать то, чего не удавалось практически никому: с одной стороны, он дал блестящий результат, а с другой - поставил команде яркий, страстный атакующий футбол, что для требовательной каталонской инчады было не менее важно.

Эффектная атакующая игра «Барсы» до поры до времени скрывала очевидные проблемы команды. Речь идет о слабой защите и зависимости качества игры от морального состояния команды. Забить «Барсе» несколько мячей могла любая команда Испании. До определенного момента Круифф даже бравировал по-бразильски результативной игрой команды. Расхваливая игру «Барсы» в атаке, он принципиально ничего не хотел слышать о проблемах в обороне, где немало ляпов допускали Куман с Надалем, а голкипер Субисарета просто безобразно действовал на выходах. Такое невнимание к деталям аукнулось команде гораздо быстрее, чем можно было предположить. Каталония еще продолжала праздновать триумф, попутно отправляя своих любимцев в поход за новым Кубком чемпионов, как вдруг произошел нелепейший несчастный случай - «Барса», основной фаворит и обладатель главного европейского кубка, проиграла в 1/8 финала последнему чемпиону СССР - ЦСКА (1-1, 2-3). Это было равносильно тому, как если бы сказочный рыцарь, отправившийся на подвиги, погиб из-за несоблюдения мер противопожарной безопасности.

Причины этого провала были на поверхности: плохой настрой и слабая концентрация команды. Выиграв очередную испанскую лигу, Круиффу удалось спасти репутацию коллектива в сезоне 92/93, однако его «Барса» стала ассоциироваться, помимо созидательного совершенства, с еще одним, куда менее лестным качеством - крайней нестабильностью. Кроме того, годовым отсутствием «Барсы» в Лиге Чемпионов воспользовался идеологический оппонент Круиффа, тренер итальянского «Милана» Фабио Капелло, сумевший вернуть ломбардийского гиганта на первые роли в европейском футболе. Именно в это время стало зарождаться соперничество «Барселоны» и «Милана», которое стало важнейшим событием европейского клубного футбола первой половины 90-х. Это была не простое соперничество двух сильнейших на данный момент клубов, а столкновение двух тренерских философий, мировоззрений и идеологий. Столкновение, фактически стоившее Круиффу тренерской карьеры.

Еще тогда, в концовке сезона 92/93, Круифф остро почувствовал необходимость определенных перемен, поскольку стиль, исповедуемый его «Барсой», в условиях долгого сезона приводил к слишком большим нагрузкам на игроков, которые не умели экономить силы, хоть иногда играя от обороны. Это приводило к периодическим провалам. Но если в Испании они еще сходили с рук, то Лига Чемпионов, особенно в свете борьбы с прагматичным «Миланом», вызывала у тренера серьезные опасения. Однако Круифф был, мягко говоря, слишком принципиален, чтобы отказываться от излюбленной манеры игры. Возникшую проблему он решил по-другому - путем еще большего наращивания атакующей мощи. Речь идет о покупке «Барсой» Ромарио, одного из лучших форвардов мира 90-х годов.

Тандем Ромарио - Стоичков выглядел многообещающе. И действительно, в сезон 93/94, ставший центральным в карьере Круиффа-тренера, «Барса» входила в ранге абсолютного лидера испанского футбола и главного еврокубкового фаворита. Однако застарелые болезни, которые никто по-настоящему и не лечил, едва не привели к новой трагедии на старте: в 1/16 финала Лиги Чемпионов «Барселона» опростоволосилась в Киеве, проиграв местным динамовцам 1-3, и лишь вдохновенная победа на «Ноу Камп» (4-1) позволила каталонцам шагнуть в следующий круг. Заминка в Киеве была все же лишь эпизодом, а в целом команда Круиффа демонстрировала потрясающий своей атакующей мощью футбол. Достаточно сказать, что Ромарио и Стоичков за сезон только в одной Примере наколотили 46 голов на двоих, а вся команда в течение чемпионата поражала ворота соперников 91 раз. Счета матчей с участием команды Круиффа говорят сами за себя - мадридский «Реал» получил в Барселоне пять безответных мячей, крепкая «Валенсия» уступила каталонцам на своем поле 0-4, а скромная «Осасуна» была и вовсе растерзана 8-1. В Лиге Чемпионов тоже все шло великолепно: «Барса» уверенно прошла групповой турнир, а в полуфинале играючи расправилась с «Порту» (3-0).

главным свойством игры команды был какой-то неподражаемый атакующий магнетизм - «Барса» завораживала и влюбляла в себя. В создании подобной эстетики и заключалось тренерское кредо Круиффа. Он сознательно строил команду, исходя не из принципов прагматизма, как было принято в то время, а из идей созидательно-эстетического плана. Круифф - человек, безусловно, самолюбивый и не" лишенный наполеоновского комплекса, наверняка и в тренерском качестве хотел быть среди тех, кто пишет историю футбола, но добился этого он совершенно необычным для 90-х годов способом. Круифф успешно адаптировал принципы игры своей футбольной молодости к возросшим скоростям и физической мощи футбола конца столетия. Его «Барселона» выбивалась из тенденций всех тренерских школ и направлений того времени. В самую, наверное, вульгарно-оборонительную футбольную эпоху «Барса» Круиффа была командой, где «дух превалировал над материей».

Уход Круиффа с футбольной авансцены был трагичен, но вместе с тем и логичен, учитывая романтическое начало этой личности, а, как известно, по законам жанра крах романтического героя всегда наступает в самом расцвете сил. Для Круиффа своего рода Ватерлоо стал афинский финал Лиги Чемпионов 1994 года против «Милана» Фабио Капелло, после которого летучий голландец фактически кончился как тренер. Капелло даже не переиграл Круиффа, он его просто перехитрил, поставив с ног на голову саму идею великого противостояния двух философий - оборонительной и атакующей.

Хитрость дона Фабио состояла в следующем: вместо того, чтобы вести привычную для «Милана» «окопную войну», его подопечные с первых минут начали энергичные наскоки на ворота Субисареты. Защита «Барсы», не готовая к такому повороту событий и вообще не привыкшая проводить много времени в обороне, тут же рухнула как карточный домик. Да и в остальных линиях началась паника и неразбериха, благодаря которой «Милан» контролировал ход матча с первой до последний минуты. Итог - разгром «Барсы» 0-4. После матча Круифф выглядел совершенно растерянным, ведь не было никакой возможности свалить поражение на «проклятое каттеначчо», но собственные просчеты он признавать не хотел, и его выступление на послематчевой пресс-конференции было абсурдной попыткой объяснить проигрыш преимуществом итальянцев в технике.

Нет, Круифф не ушел в отставку после этого матча, но его дальнейшая работа в «Барселоне» продолжалась как-то по инерции, и было очевидно, что круиффовская «Барса» вступила в фазу своего заката. Постепенно уходило золотое поколение: в 1994 году каталонский клуб покинул Куман, а год спустя - Стоичков и повздоривший с тренером Ромарио. Параллельно с этим стали ухудшаться отношения Круиффа с президентом «Барсы» Хосепом Луисом Нуньесом, недовольным падением результатов и пытавшимся всячески ограничить тренерские полномочия голландца. Помимо всего прочего у наставника «Барсы» обострились проблемы с сердцем (за восемь лет работы в Каталонии Круифф перенес два микроинфаркта) - и самому знаменитому курильщику мирового футбола врачи запретили даже притрагиваться к сигарете.

В последние два сезона работы Круиффа в «Барсе» команда знала лишь локальные успехи: разгром «Манчестера» (4-0) в Лиге Чемпионов 94/95, выход в полуфинал Кубка УЕФА сезона 95/96. Но то был не уровень круиффовской «Барсы», и сам тренер сознавал это лучше, чем кто-либо другой. Спасти ситуацию Круифф попытался форсированием процесса смены поколений и привлечением новичков, однако Иван Де Ла Пенья, Оскар и Рохер Гарсиа, Мехо Кодро не смогли адекватно заменить покинувших каталонский клуб звезд. В итоге летом 1996 года, после второго неудачного сезона и, как следствия, очередного скандала с Нуньесом Круифф покинул каталонский суперклуб.

После ухода из «Барсы» Круифф принял решение оставить тренерскую карьеру. Он отвечал отказом на самые заманчивые предложения от лучших европейских сборных (Голландия и Испания) и клубных команд («Аякс», «Бавария», куда для совместного творчества звал его старый приятель-соперник Франц Беккенбауэр), отдавая предпочтение относительно спокойной и свободной жизни. Сейчас Круифф живет в обожающей его Барселоне, пишет в «Марку» едкие заметки, активно противопоставляя себя современному футболу. И для тысяч болельщиков во всем мире с каждым годом все более слабой становится надежда на то, что наступит день, когда последний футбольный романтик вновь появиться у кромки поля.