Хуго МАЙЗЛЬ (1881-1937)

Тренировал: «Аустрию», «Виену», сб. Австрии (1912-37)

Пожалуй, не было в истории европейского футбола личности более разносторонне одаренной, чем Хуго Майзль, который, подобно Леонардо да Винчи в искусстве, смог добиться в футболе успеха в самых разных ипостасях. Правда, успех Хуго Майзля в роли действующего футболиста был не столь значителен, как в остальных футбольных ролях. Он раньше других увидел грандиозные перспективы развития игры. Будучи одним из трех великих энтузиастов развития футбола в начале двадцатого века (наряду с англичанином Гербертом Чепменом и итальянцем Витторио Поццо), Майзль быстрее всех сумел создать себе имя.

В 1906 году будущий великий тренер стал президентом Австрийского футбольного союза (хотя в ту пору существовала единая страна - Австро-Венгрия, но в ее рамках развивались как минимум две самостоятельные футбольные школы - австрийская и венгерская), благо особой конкуренции в борьбе за мало что значащий тогда пост не было. Майзль смог выжать максимум из своего положения, задав сразу несколько направлений развития австрийского футбола. Он быстро понял, что настоящему успеху австрийских команд поможет переход их на профессиональные рельсы, а этот переход включает в себя следующие составляющие: серьезные финансовые вложения в футбол, всестороннюю рекламу новой для континентальной Европы игры, грамотную селекцию игроков и наличие сильных тренеров. Добывать деньги Хуго Майзль умел, а реализация остальных пунктов его программы была вопросом времени и делом техники.

С 1912 года Майзль занимал крупную должность в ФИФА и сумел серьезно повысить авторитет этой международной организации. Так, будучи сам известным в то время международным арбитром (а Майзль овладел и этой специальностью), он всячески содействовал повышению профессионализма судей в разных странах.

После успешного проведения мероприятий организационного плана, создания в Австрии хорошо финансируемой базы по подготовке игроков Майзль еще до Первой мировой войны стал создавать сборную. Он обладал незаурядными способностями селекционера и имел возможность отбирать футболистов по всей необъятной Австро-Венгерской империи, уделяя особое внимание технике обращения с мячом. Но Майзль не забыл и о тактике. В Австрию по его приглашению приехал англичанин Джимми Хоган, известный по своим выступлениям за «Бернли» и «Фулхэм». Представитель авторитетнейшего в то время английского футбола, Хоган оказался к тому же совсем не типичным его представителем, поскольку был апологетом игры «внизу», а его принципы шли вразрез с магистральными тенденциями на Альбионе. Зато совпадали с воззрениями Майзля. Предположительно Хоган привез в Австрию тот футбол, который в начале двадцатого века возник в Шотландии: в отличие от Англии игру там вели преимущественно коротким пасом.

Прививка всех этих тактических новшеств к местным традициям вкупе с грамотной селекцией привели к созданию так называемой венской или дунайской школы футбола, которая, пожалуй, впервые главенствующую роль отвела эстетической составляющей игры. Майзль с 1912 года работал и со сборной Австрии, и с разными коллективами столицы, стремясь создать элегантную команду, способную понравиться взыскательной венской публике.

Связи Майзля оказались так крепки, а наработки столь значительны, что даже война не смогла остановить поступательный процесс развития австрийского футбола, а уж после окончания войны сборная Австрии легко, словно под музыку Штрауса, взлетела к европейским вершинам. Даже в отсутствие официальных турниров Майзль сумел прославить свое детище на весь континент: сборная Австрии сыграла большое количество товарищеских матчей, переезжая из одной страны в другую, и вскоре за невиданные доселе качества игры и результаты получила стала именоваться «вундертим».

Особыми красками игра австрийская «вундертим» засверкала в 20-е и первой половине 30-х годов, когда появилось поколение таких выдающихся мастеров, как нападающие Маттиас Шинделар, прозванный за хрупкую фигуру «картонный форвард», Йохан Хорват, Карл Цишек, Йозеф Бицан, Франц Биндер и защитник Карл Сеста. Эти игроки, встроенные в рамки так называемой «пирамиды» 2-3-5, позаимствованной у англичан (постепенно Майзль стал использовать и опыт системы дубль-вэ (Англия, Чепмен), показывали столь яркий атакующий комбинационный футбол, что до начала 30-х и появления в европейской элите Италии Витторио Поццо Австрия Майзеля единодушно признавалась лучшей командой Европы.

Понимая, что одних товарищеских матчей для полномасштабной рекламы сборной все же недостаточно, Майзль активно работал в ФИФА над проектом проведения чемпионата мира и стал одним из основателей Кубка Митропы, разыгрывавшегося среди клубных команд центральной Европы - турнира, предшествующего Кубку европейских чемпионов.

Единственное выступление «вундертим» на Кубке мира в 1934 году в Италии вызвало неоднозначные оценки. С одной стороны, подопечные Майзля по-прежнему дарили зрителям незабываемый спектакль, но с другой, былое безоговорочное преимущество над соперниками куда-то ушло. Натужную, вырванную в дополнительное время победу над Францией (3-2) многие сочли не вполне чистой, памятуя об авторитете Майзля в мировых футбольных кругах. Четвертьфинал против Венгрии тоже дался австрийцам непросто (2-1), а в полуфинале «вундертим» и вовсе уступила хозяевам-итальянцам. Этот турнир высветил главный недостаток венской школы - довольно слабую физическую подготовку, что позволило более мощным соперникам отчасти нивелировать преимущество Австрии в индивидуальном мастерстве.

После этого принято говорить о закате «вундертим». Хотя справедливости ради следует отметить, что Майзль весьма грамотно провел смену поколений, и после 1934-го цвета сборной защищали высококлассные мастера. В крушении великой сборной решающую роль сыграли два фактора - человеческий (Хуго Майзль скончался семнадцатого февраля 1937 года, менее чем через месяц после последнего матча, проведенного в качестве тренера «вундертим») и политический - через год с небольшим после смерти Майзля сборная Австрии перестала существовать вместе со страной, вошедшей в состав нацистской Германии.

Звездам «вундертим» предложили выступать за сборную Третьего Рейха. И если Карл Сеста и Франц Биндер приняли предложение, то Маттиас Шинделар, памятуя о своих еврейских корнях, отказался и вскоре погиб при невыясненных обстоятельствах.

Значение Хуго Майзля для всего европейского футбола исключительно велико. Он первым уловил тенденции и сформировал направления развития мирового футбола, которые актуальны и по сей день. Пожалуй, не было в истории футбола человека, столь органично проявившего себя и в качестве тренера, и в качестве организатора, и в качестве чиновника ФИФА. Вот почему этот полноватый господин в котелке и с тростью до сих пор вызывает уважение и по праву считается одним из основателей профессионального европейского футбола.