Хосе Антонио КАМАЧО Альфаро (1955)

Тренировал: «Реал» (Мадрид) (1990-91, в тандеме с Ди Стефано; 1998, 2004), «Райо Вальекано» (1991-93), «Эспаньол» (1993-96, 97-98), «Севилью» (1996-97), сб. Испании (1998-2002), «Бенфику» (Португалия) (2002-04)

Среди испанских тренеров «новой волны» фигура Хосе Антонио Камачо стоит несколько особняком. Слишком уж противоречивая он личность, чтобы уложиться в какое-либо направление или тенденцию. Первый тренерский опыт в родном «Реале» в тандеме с легендарным Ди Стефано был не из успешных. В сезоне 1990/91 Королевский клуб (на целых четыре года, как потом оказалось) сдал чемпионские полномочия ненавистной «Барсе», а в Кубке Чемпионов был остановлен московским «Спартаком» в 1/4 финала (0-0 в Москве и 1-3 на «Сантьяго Бернабеу»). Вероятно, в то время (говоря словами советской песни) «старость» (Ди Стефано) уже не «могла», а «молодость» (Камачо) еще не «знала». Хотя справедливости ради следует отметить, что в сезоне 1990-91 королевский клуб находился в непростой ситуации, связанной с начавшемся процессом смены поколений (Мичел, Бутрагеньо, Уго Санчес были уже не столь хороши, как в середине 80-х, а Мартин Васкес вообще покинул команду).

Осознав, что работать с суперклубом ему еще рановато, Камачо посвятил себя командам, решавшим локальные задачи. Именно в тогда стала проявляться своеобразная тренерская философия Камачо. Заключалась она в том, что личностные, человеческие качества игроков он ставил выше профессиональных. Результатов ему удавалось добиваться только с людьми, доверявшими тренеру, умевшими подчинять свои личные амбиции общекомандным интересам. Так с неприметными на первый взгляд «Райо» и (Эспаньолом» Камачо добился внушительных результатов: «Райо Вальекано» поднялся в Примеру, «Эспаньол» сделал то же самое, а затем пробился в зону УЕФА.

А вот с солидной «Севильей», которую Камачо возглавил в сезоне 1996/97, произошел конфуз: команда, укомплектованная такими звездами, как Просинечке, Хосе Мари и Алмейда, покинула Первый дивизион. Сам Камачо объяснил это тем, что в команде не было внутреннего единства и стремления к общей цели. Действительно, для борьбы за выживание качества, о которых говорил Камачо, имели принципиальное значение, но на более высоком уровне попытка навязать всем «свою идеологию» нередко приводила молодого тренера к серьезным конфликтам.

В этом плане показательным примером является 22-дневный период работы Камачо в мадридском «Реале» летом 1998 года. «Реал» за это время не сыграл ни одного официального матча, но сам тренер, проявляя свою обычную «гиперпринципиальность», переходящую в эгоцентризм, за короткий срок успев разругаться почти со всеми руководителями и служащими Королевского клуба, встал в позу оскорбленного достоинства, и президенту «Реала» Лоренсо Сансу ничего не оставалось, как отправить Камачо в отставку, дабы вернуть команде нормальный психологический климат. Самое интересное, что после этой отставки Камачо приобрел в Испании репутацию мученика, а руководство «Реала» - гонителей свободолюбивого таланта. Благодаря такому скандальному расставанию с Королевским клубом «акции тренера-изгнанника» на испанском футбольном рынке резко подскочили в цене.

Час Камачо пробил в сентябре 1998 года, когда испанская общественность после поражения сборной от Кипра (отборочный турнир Чемпионата Европы 2000) отчетливо осознала, что переживающему творческий кризис Хавьеру Клементе и национальной команде дальше не по пути. На освободившееся место прочили Арагонеса, но мудрый старец решил не ставить под удар свою репутацию и уступил дорогу молодым. «Молодые» тоже не горели желанием принимать команду в состоянии коллапса, и поэтому федерация назначила расчищать авгиевы конюшни сборной самого принципиального - то есть Хосе Антонио Камачо. Задача перед ним стояла не столь сложная, как могло бы показаться сначала. Ведь кризис испанской сборной был вызван идейным застоем, комплексом неполноценности из-за провала на французском мундиале, а отнюдь не плохим подбором игроков или объективным кризисом национального футбола. Поэтому не следует переоценивать роль Камачо в быстром выздоровлении команды. Хотя и преуменьшать ее не етоит, ведь отборочный турнир к Евро-2000 сборная отыграла на одном дыхании, громя всех подряд (Австрия, например, была побита 9-0), а это - почерк «знаменитого эмоционального настройщика».

Сборная Камачо ехала на континентальное первенство в роли одного из главных фаворитов. Но тут выяснилось, что Камачо, оказывается, не давали покоя лавры великого тактика, поэтому на турнире он всячески пытался реализовать себя в этом качестве. Для начала в заявку был не включен находящейся в хорошей форме форвард Морьентес. Решение разбить атакующую пару Рауль-Морьентес обернулось для испанцев серьезнейшим ослаблением линии атаки.

Дебют в континентальном турнире оказался для дружины Камачо настоящим кошмаром: команда безвольно уступает Норвегии 0-1, не показывая при этом ни характера, ни командной игры, ни индивидуального мастерства игроков. Для самого Камачо эта игра стала переломной в плане его взаимоотношения с футбольной общественностью. На по-слематчевой пресс-конференции тренер неожиданно заявил, что игра была содержательной, Испания играла хорошо, а победить помешал только злой рок, и, вообще, во всем виноваты журналисты, постоянно подрывавшие моральный дух в команде. Такое перекладывание вины с больной головы на здоровую, отсутствие даже намека на здравый анализ, поистине ослиное упрямство не могли не возбудить гнев в такой футбольной стране, как Испания, •знаменитый каламбур газеты «Марка», ставший заголовком отчета об игре с Норвегией - «Noruega (Норвегия) - 1 No juega (Не играет) - 0» облетел весь испаноязычный мир. Команда сумела спасти турнирное положение, обыграв Словению (2-1) и в последнее мгновение матча вырвав победу у югославов (4-3), но от вдохновенной игры отборочного цикла не осталось и следа. В 1/4 финала Испания уступила Франции 1-2 и вернулась домой, как всегда, не добившись нужного результата.

Но кредит доверия к Камачо исчерпан не был, и ему было поручено готовить сборную к мировому первенству. И опять повторилась старая история: сборная легко выигрывает отборочный турнир и едет на мундиаль в качестве одного из фаворитов. А на самом турнире вновь дают о себе знать детские ошибки и просчеты тренера. Камачо в отборочном турнире так увлекся проверкой резерва сборной, что, пропустив через национальную команду человек сорок (больше было только у бразильцев) и показав всему миру, что в Испании есть масса талантливых игроков, начисто забыл наиграть основной состав, и на чемпионате мира центральные хавы Бараха и Валерон вынуждены были долго притираться друг к другу, хотя потенциально эта связка была одной из сильнейших на турнире.

Однако за счет действительно сильного состава в групповом турнире испанцы проблем не встретили, но в 1/8 финала Камачо вспомнил, что он великий тактик: его решения во втором тайме игры с ирландцами едва не стоили команде выхода в четвертьфинал. В этом матче, проходившем под диктовку испанцев, команда Камачо контролировала игру при счете 1 -0, но во втором тайме тренер убрал с поля лидеров атаки Рауля и Морьентеса и выпустил вместо них необстрелянного Луке и Альбельду с недолеченной травмой. В результате Испания потеряла игру в атаке, села глубоко в оборону и в итоге пропустила гол в конце матча. В том поединке только кураж Касильяса в серии послематчевых пенальти спас репутацию Камачо.

В Японии и Корее Испания вновь остановилась в четвертьфинале, но в этот раз все решил судейский фактор: египетский арбитр Гамаль Гандур не засчитал два чистых испанских гола в ворота Кореи. Таким образом Камачо оказался как бы ни в чем не виноват. Но его вина все же безусловна. Имея в своем распоряжении богатейший выбор игроков различного амплуа, Камачо не смог создать единого командного механизма. Игра Испании на мундиале базировалась на индивидуальном мастерстве: Йерро качественно работал в обороне, Пуйоль демонстрировал редкую энергию на фланге, Рауль и Морьентес результативно действовали в атаке. Но все эти отдельно взятые достоинства тренеру так и не удалось свести в сбалансированную игровую систему. Да и запомнился Камачо на мундиале не какими-то тренерскими прозрениями, а очевидными тактическими ляпами и редкой потливостью (во время матчей сборной Испании рубашку главного тренера можно было буквально выжимать).

После мундиаля Камачо отправился в «Бенфику», где, отработав два года, выиграл только один Кубок страны, после чего был приглашен в мадридский «Реал». И его мадридская история 1998 года почти в точности повторилась. Камачо, завалив предсезонную подготовку, с самого начала искал повод для того, чтобы покинуть команду, поскольку игра «Реала» выглядела невзрачно. Когда, наконец, повод нашелся (имеется в виду крупное поражение в Лиге Чемпионов от немецкого «Байера»), Камачо красивым театральным жестом снял с себя тренерские полномочия.