Бела ГУТТМАН (1900-1981)

Тренировал: «Уйпешт» (1939-47), «Гонвед» (1947-48), «Падову» (Италия) (1949-50), «Триестину» (Италия) (1950-52), «Милан» (Италия) (1953-55), «Ланеросси Виченцу» (Италия) (1955-56), «Сан Паулу» (Бразилия) (1956-57), «Порту» (Португалия) (1958-59), «Бенфику» (Португалия) (1959-62) - КЕЧ 1961, 62, «Пеньяроль» (Уругвай) (1962-64). А также: «Вашаш», «Серветт» (обе - Швейцария), «Панатинаикос» (Греция), «Апоэль» (Кипр), АГФ «Орхус» (Дания), сб. Венгрии (1952 - помощник гл. тренера). 2-кратный чемпион Венгрии (1939, 47), чемпион Италии (1955), чемпион бразильской лиги Паулиста (1957), 3-кратный чемпион Португалии (1959, 1960, 61), 2-кратный чемпион Уругвая (1962, 64), финалист кубка Либертадорес (1962)

Бела Гуттман сыграл особую, можно даже сказать, уникальную роль в развитии мирового футбола в целом и схемы 4-2-4 в частности. Он, не будучи апологетом какой-либо тактической системы, сумел в своей тренерской деятельности свести воедино самые прогрессивные схемы 50 - 60-х годов: венгерскую 3-2-5 с оттянутым форвардом и бразильскую 4-2-4. Кроме того, Гуттман был, пожалуй, единственным специалистом такого масштаба, которому покорились вершины и европейского и южноамериканского клубного футбола.

А начиналась карьера будущего великого космополита весьма типично для конца 30-х годов. Закончив играть, он быстро превратился в одного из самых уважаемых венгерских наставников: выиграл с «Уйпештом» венгерский чемпионат 1939 года, а затем сумел вывести клуб из послевоенного кризиса, и в 1947 году «Уйпешт» вновь взошел на высшую ступень пьедестала. Как раз в этот исторический период в венгерском футболе происходил поистине судьбоносный процесс выдвижения на передовые позиции великого поколения, где определяющими фигурами стали Нандор Хидегкути, Ференц Пушкаш, Йозеф Божик, Шандор Кочиш, Золтан Цибор, Ладислао Кубала и другие. Для этого поколения, власти Венгрии создали превосходную материальную базу и все условия для профессионального роста, что отвечало важной идеологической задаче: доказать, что футболисты коммунистической ВНР способны побеждать команды капиталистических стран и сделать Венгрию страной номер один в мировом футболе. Благодаря мобилизации всех ресурсов результат был достигнут в кратчайшие сроки: к началу 50-х венгерский футбол и впрямь стал одним из лучших в мире. Правда, у такого подхода были и свои издержки. Национальный футбол, завязанный на интересах сборной, не давал клубным тренерам творческой свободы, фактически они были низведены до помощников наставника главной команды, и их функцией была подготовка игроков, призванных представлять Венгрию на международных турнирах сборных команд. Как раз Гуттман, человек, независимый и не принявший коммунистической идеологии, не захотел мириться с таким диктатом, и в 1949 году покинул Венгрию, отправившись по уже хорошо накатанной венгерскими тренерами дорожке в Италию. И покинул страну он не с пустыми руками: Гуттман вывез из Венгрии главный продукт венгерского тренерского коллективного разума - разработки схемы 3-2-5 (подробнее об этой схеме: Густав Шебеш.

В Италии Гуттман довольно быстро подтвердил свой высокий тренерский класс, пройдя путь от скромной «Падовы» до великого «Милана», с которым он в 1955 году выиграл чемпионат. Помимо чисто спортивных достижений в Италии Гуттман познакомился с основами «каттеначчо», что позволило ему в будущем добиваться от своих, как правило, звездных подопечных аккуратного и сдержанного футбола.

В 1956 году Гуттман, несмотря на исключительную востребованность в Европе, неожиданно пересек Атлантический океан, чтобы возглавить «Сан Паулу». Именно в Бразилии произошло историческое объединение и взаимопроникновение двух чрезвычайно близких по своей философии тактических схем: венгерской 3-2-5 с оттянутым форвардом и бразильской 4-2-4. Существует мнение, главным выразителем которого был Нандор Хидегкути, что изобретение схемы 4-2-4 принадлежит венграм и что бразильцы позаимствовали ее у подопечных Шебеша на чемпионате мира 1954 года. Эта точка зрения, в принципе ошибочная (ведь Зезе Морейра ¦¦» на том же самом чемпионате мира уже строил бразильцев в 4-2-4, а кроме того, сами венгры никогда не играли на сто процентов по этой схеме - классическое 4-2-4 не подразумевает оттянутого форварда, которого у венгров играл, кстати, сам Хидегкути), тем не менее имеет право на существование из-за терминологической путаницы в футбольной теории. Хотя если абстрагироваться от схоластических споров, то скорее всего выяснится, что нет ничего невероятного в том, что две сильнейшие тренерские школы 50-х - бразильская и венгерская - одновременно пришли к схожим тактическим схемам, которые на тот момент были самыми прогрессивными. Поэтому Гуттману было несложно понять тактическое своеобразие 4-2-4, и его «Сан Паулу» сходу выиграл лигу Паулиста.

Далее путь Белы Гуттмана лежал в Португалию по маршруту, проложенному Отто Глорией. В этой стране он в 1959 году выиграл чемпионат с «Порту» и вскоре возглавил лиссабонскую «Бенфику», клуб, который стал, наверное, главным тренерским достижением знаменитого венгра. В стане «лиссабонских орлов» Гуттман проявил еще одно свое сильное тренерское качество - полное отсутствие догматизма при глубокой работе над тактикой и чисто игровыми аспектами. Во многом благодаря Гуттману, свободному от каких-либо предрассудков, появившийся в команде в 1961 году Эйсебио сразу стал играть ключевую роль в атаках клуба. Кстати, Бела Гуттман был одним из первых тренеров в мире, обратившим внимание на огромный потенциал футболистов с Черного континента, на их большую физическую мощь и своеобразную «кошачью технику».

Венгерский специалист сумел построить в «Бенфике» убедительную атакующую линию, где нашлось место и ветерану Жозе Агуашу, и Антониу Симоэшу, и двум темнокожим звездам: Колуне и пришедшему несколько позже Эйсебио. Именно португальцам удалось покончить с гегемонией мадридского «Реала». Причем подопечные Гуттмана сделали это столь уверенно и красиво, что ностальгия по сходящему с арены «Реалу» оказалась не такой уж сильной, ведь на смену мадридцам пришла не менее великолепная команда. И, если в команде сезона 1960/61 года, одолевшей (3-2) в финале «Барселону»с Суаресом, Кочишем, Кубалой, Цибором и Эваристо, еще присутствовал некоторый схематизм, желание сыграть строго на результат, то на следующий год, когда футбольному миру был представлен Эйсебио, форвард сравнимый по классу с Ди Стефано и Пушкашем, «Бенфика» выдала серию шедевров атакующего футбола.

Финал в Амстердаме против мадридского «Реала», стал одновременно дуэлью Пушкаша с Эйсебио. «Перестрелку» выиграл Пушкаш (три гола против двух Эйсебио), но в матче торжествовала «Бенфика» (5-3). Так команда Гуттмана окончательно забрала корону лучшего клуба Европы у «королевского коллектива». Но царствование «Бенфики» оказалось недолгим: после ухода Гуттмана из команды, «лиссабонские орлы» больше не знали побед в главном клубном турнире Европы, хотя благодаря гению Эйсебио и находились еще много лет возле европейского трона.

А Беле Гуттману по-видимому стало тесно в Старом свете, и он в очередной раз сменил континент, материализовавшись в том же 1962 году в уругвайском «Пеньяроле». В этом клубе Гуттман вновь подтвердил, что в южноамериканском футболе он разбирается ничуть не хуже, чем в европейском: «Пеньяроль» под его руководством дошел до финала Кубка Либертадорес, где уступил несравненному «Сантосу» с Пеле, а также неоднократно одерживал верх в чемпионате Уругвая.

После «Пеньяроля» Гуттман полностью отдался страсти к перемене мест и стал эксплуатировать свою тренерскую популярность, работая с не слишком серьезными клубами Кипра, Греции, Дании и Швейцарии.

Один из самых выдающихся восточноевропейских тренеров, великий космополит Бела Гуттман, внешне больше похожий на забулдыгу-тракториста, чем на тренера-интеллектуала, сыграл огромную роль в деле обмена опытом и взаимопроникновения разных тактических школ. Гуттман был наделен уникальной восприимчивостью к различного рода тактическим новациям, за счет чего ни в одной тренерской культуре, в рамках которой ему довелось работать, он не выглядел инородным телом. Кроме того, живя в «эпоху гиперсхематизма» и будучи причастным к разработке двух наиболее прогрессивных схем 50-х - 3-2-5 и 4-2-4, Бела Гуттман имел исключительно взвешенный и трезвый взгляд на игру. Он на практике доказал, что успех той или иной схемы напрямую связан с подбором игроков, своеобразием футбольной культуры той или иной страны и особенностями турнира, в котором участвует команда. «Тактика - не самоцель и не идол для поклонения, а средство, помогающее в полной мере раскрыть талант игроков» - вот тренерское кредо Гуттмана, которое и ныне выглядит вполне актуальным.